«Раз и навсегда»: Зеленский резко решил вопрос по «Северному потоку-2»

Обозреватель издания РИА Новости Валерий Михайлов подробно рассказал, к чему в конечном итоге привели попытки Киева остановить реализацию проекта «Северный поток-2» и как Зеленский резко решил вопрос по газопроводу.

 

В ходе недавнего визита в Берлин Владимир Зеленский планировал одержать решительную «перемогу» над газопроводом «Северный поток — 2» (СП-2). Однако результатом стал оглушительный провал — даже по оценкам украинских экспертов, пишет Михайлов в своей публикации.

 

А на вчерашней встрече Меркель с Байденом реальностью окончательно стал новый статус-кво. СП-2 запустят. Украина станет еще беднее — хотя ущерб украинской экономике от утраты российского рынка многократно более значим, чем потеря полутора-двух миллиардов долларов транзитных платежей. Фантастические требования о предоставлении денежной компенсации и продлении транзита на 10-15 лет не будут удовлетворены.

 

Зато Украина сможет получить какие-то деньги за продажу газотранспортной системы (ГТС) или передачу ее в управление «западным партнерам» — правда, не всей целиком, а только части, которая будет оставаться рентабельной при небольших объемах прокачки. Кстати, со временем эту продажу/передачу объявят большим успехом, поскольку только она сможет обеспечить необходимые объемы газа для самой Украины.

 
А ведь еще буквально на прошлой неделе мощное заявление о беспочвенности утверждений по поводу завершения строительства СП-2 сделал в Вильнюсе премьер-министр Украины Денис Шмыгаль:
 

«Слухи о том, что СП-2 завершен или будет завершен, они на самом деле сегодня беспочвенны, и вопрос СП-2 лежит в плоскости общей позиции наших стран (Литвы и Украины. — Прим. ред.), европейских партнеров», — заявил Шмыгаль.

 

Да и за несколько часов до встречи Зеленского с Меркель пресс-секретарь украинского президента Сергей Никифоров заявил, что его шеф поехал в Берлин не за деньгами:

 

«Про какие-либо экономические компенсации речи не будет идти. Президент Украины пытается остановить строительство СП-2. Если не удастся это сделать, то тогда мы говорим про гарантии безопасности — возвращение временно оккупированных территорий, а не денежную компенсацию».

 

По итогам же мероприятия стало очевидно, что о прекращении строительства речи, конечно, не велось, а в отношении Донбасса Меркель заявила о необходимости имплементации Украиной «формулы Штайнмайера». Ну а касательно ГТС прозвучало только неопределенное заявление канцлера о заинтересованности в том, чтобы Украина продолжила быть транзитной страной для российского газа.

 

Тогда же вышло интервью генерального директора компании «Оператор газотранспортной системы Украины» (ОГТСУ) Сергея Макогона, в котором он назвал единственно приемлемым для страны вариантом после запуска СП-2 «новый контракт на транзит газа на 45-50 миллиардов кубометров газа в год на следующие 15 лет с финансовыми гарантиями европейских банков или компаний». В тот же день это утверждение дословно повторил Зеленский.
 

Похоже, у пребывающего несколько месяцев в истерике по поводу СП-2 официального Киева вырисовываются контуры «хотелок». Раз предотвратить появление газопровода не получилось, а денег никто не даст, то нужно хотя бы заставить «агрессора» щедро оплачивать содержание украинской ГТС. Причем 10-15 лет — это исходные условия для торга. В итоге Зеленскому и дополнительных пяти лет было бы достаточно — как раз хватит на два президентства.

 

Но выполнение этих мечтаний Киева не очень вписывается в европейское законодательство, в частности в Третий энергопакет ЕС, к которому Украина присоединилась. Он ведь не только о разделении добычи и транспортировки газа. Под соусом снижения цен для потребителей энергопакет направлен против внешних добывающих компаний (в первую очередь против «Газпрома») и имеет целью перераспределение их прибыли в пользу европейских газораспределительных компаний, трейдеров и тому подобных. Он предполагает переход от долгосрочной контрактной схемы поставок газа по оговоренной цене на спотовую с биржевыми ценами. А долгосрочные договоры на транзит газа замещаются бронированием трубопроводных мощностей на год, квартал, месяц и сутки вперед.

 

Контракт на транзит газа, заключенный между «Газпромом» с одной стороны и «Нафтогазом Украины» и ОГТСУ — с другой, является в этом смысле неким гибридом. Он предусматривает бронирование объемов прокачки. Но при этом заключен сразу на пять лет и предполагает кабальный принцип «качай или плати».

 

Эти два положения совсем уж прямо букве Третьего энергопакета не противоречат, но не соответствуют его духу. А принцип «качай или плати» вообще применяется преимущественно в англосаксонском праве и в другой регуляторной конструкции. В нагрузку к этому «гибридному» контракту «Газпрому» пришлось еще и выплатить «дань» в 2,9 миллиарда долларов — согласно сомнительному решению Стокгольмского арбитража.

 

Но заключение «Газпромом» невыгодного контракта в 2019 году было вынужденным — из-за неготовности СП-2 и инфраструктуры «Турецкого потока». Европейцы с радостью согласились на такую форму, поскольку она гарантировала им поставки, а в придачу частично вешала содержание Украины на Россию. Сегодня у «Газпрома» просто отсутствует причина подписывать с Украиной аналогичное соглашение. А европейцам будет трудно аргументировать необходимость его заключения, поскольку ничего подобного не требует даже их законодательство.

 

К слову, в прошлом году закончился долгосрочный контракт на транзит газа через Польшу по трубопроводу «Ямал — Европа», и поляки заранее отказались от его продления, поставив «Газпром» перед необходимостью перехода на бронирование мощностей. В Варшаве, повысив плату за транзит на 2021 год на 16,5%, подсчитывали дополнительные барыши от столь удачной оплеухи «Газпрому». Но если на газовый год с октября 2020-го до октября 2021 года «Газпром» выкупил у них 90% мощностей, то на следующий не стал выкупать их вовсе.

 

После запуска СП-2 польская труба будет выполнять исключительно балансирующую функцию с небольшими объемами бронирования. Но если у Польши есть хотя бы планы (пусть и фантастические) перестройки своей газовой системы под норвежский газ, а главное — деньги на содержание трубы, то с Украиной все иначе: у нее нет ни того, ни другого.

 

И, пожалуй, единственный вариант для нее сохранить хоть какой-то транзит, а значит, и доступ к виртуальному реверсу российского газа (вариант нормализации отношений пока не просматривается) — это продажа или передача своей ГТС внешним игрокам. Украинская «перемога» над «Газпромом» 2019 года неизбежно должна была превратиться в «зраду» — что и происходит. Но украинцам ее подадут под видом еще одной триумфальной победы.

 
Напомним, ранее немецкий канцлер Ангела Меркель на совместной пресс-конференции с Джо Байденом в Вашингтоне озвучила «ультиматум» ЕС в случае нарушения РФ транзита газа через Украину.

 

Источник: РИА
 
 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *